Ваш регион:

Вадим Потомский: Орловская область – не избалованный регион по уровню зарплаты. У нас хорошая зарплата – в районе 20 000 рублей 12+

24 декабря `15

Константин Точилин: Добрый день, это программа "Де-факто". И сегодня гость нашей студии – губернатор Орловской области Вадим Потомский. Вадим Владимирович, здравствуйте.

Вадим Потомский: Добрый день.

К.Т.: Наверное, самый первый вопрос, который волнует всех и каждого. Вся страна переживает непростое тяжёлое время: как справляется Орловская область? Чем можно гордиться? На что пожаловаться?

В.П.: В это на самом деле непростое время…

К.Т.: Да когда она было простым?

В.П.: Оно никогда не было простым, и никогда никто не хвалился тем, что денег хватает и выполнил всё, что перед собой наметил и не хотел бы развиться ещё сильнее. Это и бизнес, это и власть, это любая ситуация в любом регионе. Поэтому у каждого времени есть свои сложности, есть свои преимущества, есть свои недостатки.

Я считаю, что то время, в которое мы сегодня живём, то время, в которое случились эти санкции, антисанкции, на мой взгляд, как руководителя региона  - это время возможностей. Время наоборот проявить себя, показать себя. Когда при этом есть исторические возможности, когда при этом есть историческая платформа в регионах. Она, слава Богу, есть у всех регионов Российской Федерации. Поэтому назвать это время в какой-то мере тяжёлым можно. Но сказать, что у нас не появились возможности для того, чтобы мы показали свои возможности, свои преимущества – это было бы нечестно.

К.Т.: Давайте тогда о возможностях и поговорим, если вы говорите, что кризис – время действительно использовать ряд возможностей. Какие возможности вы на примере области сейчас пытаетесь использовать?

В.П.: Смотрите, мы исторически  - аграрный и промышленный регион. На сегодняшний день мы по Министерству промышленности и торговли Российской Федерации подали пять проектов по линии импортозамещения. Эти проекты рассмотрены, одобрены, и наше предприятие начинает в этой программе по импортозамещению в промышленном направлении участвовать и развиваться. Что это такое для нас? Это появление новых рабочих мест, это заказы, это, прежде всего, пополнение доходной части бюджета региона.

К.Т.: А что замещать собираетесь?

В.П.: По ряду направлений, тех, которые согласованы с министерством промышленности. То есть то, что мы можем заместить, прежде всего, приборостроение. Более того, у нас очень серьёзные предприятия, которые производят дорожную технику, коммунальную технику. Ведь не секрет, что мы много дорожной и коммунальной техники приобретали импортной. При этом своя техника, которая, в частности, производится на территории Орловской области в Мценском районе, она абсолютно конкурентоспособна, она соответствует современным требованиям. И сегодня для предприятий, которые происходят эту технику, как саму технику, так и сопутствующие к ней компоненты – это время возможностей выйти как минимум на свой внутренний российский рынок.

К.Т.: То есть вы сейчас можете давить ценами…

В.П.: Конечно. Мы и до этого выигрывали ценами, объективно выигрывали. Но на рынок было пробиться достаточно сложно по тем или иным причинам, которые где-то в какой-то степени искусственно создавались.

К.Т.: Есть же стереотип, что, наверное, если есть деньги, лучше купить импортное. Оно, может, понадёжнее, хотя тоже не всегда.

В.П.: Вы понимаете, до тех пор, пока мы будем покупать всё время импортное, мы своё развивать не будем. Потому что всё же познаётся в сравнении. И при опытных испытаниях, когда та или иная техника… Комбинированные дорожные машины долго время работают на рынке эксплуатации содержания дорог, эти недостатки выявляются и исправляются предприятием, которое эту технику производит. А если всё время брать импортное, то, оно, во-первых, дороже. Ведь задача поставщиков импортной техники – не продать эту технику, а обслуживать.

К.Т.: А долгие и долгие годы обслуживать и тянуть деньги.

В.П.: Так вот если взять и сопоставить уровень затрат по импортной и отечественной технике – это несопоставимо разные вещи. Наша техника выигрывает в этом отношении. То есть мы в более короткий промежуток времени можем её заменить, потому что она дешевле, и мы всегда сможем её обслуживать, потому что она наша. Наши комплектующие в основной своей части. Те агрегаты, которые прежде всего поддаются большему износу за короткий промежуток времени. Это если брать по коммунальной дорожной технике.

К.Т.: Если уж с ней закончить, смотрите, вы её продаёте куда? Основные регионы поставки? Или это вся страна?

В.П.: Регионы Российской Федерации, вся страна. И Ленинградская область, и Московская область, и регионы центральной России. Все эту технику берут. Более того, и Азербайджан у нас эту технику закупает, то есть они берут в больших объёмах, и Туркменистан эту технику покупает. Сегодня у меня будет встреча с чрезвычайно уполномоченным послом Ирана в России. Я тоже буду говорить о возможности Орловской области, чтобы поставить в Иран эту технику. И надеюсь, что в результате этих переговоров будут подписаны соглашения, которые позволят увеличить объёмы заказов для наших предприятий. Потому что, ещё раз говорю, мы давно конкурентоспособны импортным аналогам.

К.Т.: Хорошо. А ваши предприятия понимают, что те же хитрые иностранцы, для того чтобы брать деньги не за продажу техники, а за её долгое потом обслуживание – они строят же дилерские центры, они строят сервисные центры. С этим что-то происходит или нет? Или сломалось, нужно через длинный код звонить в Мценск, условно говоря, говорить: "Ребята, у нас тут что-то не работает. – Ну ладно, мы вам через недельку пришлём"?

В.П.: Вот здесь конкуренция внутренняя. Потому что не только мы производим коммунальную технику. Коммунальную технику производит и Татарстан похожую. Потому что в основном база, на которой формируется сама комбинированная дорожная машина или мусоровозы – это КАМАЗы либо МАЗы. Поэтому, что касается навесного оборудования, если поломка идёт по навесному оборудованию, регионы, которые берут в больших объёмах эту технику, как правило, устраивают у себя дилерские центры по гарантийному ремонту. И здесь логистика позволяет мгновенное реагирование: один-два дня, поставка запасных частей. Тем более, что техника – это изначально нам понятно. То есть в любом регионе Российской Федерации…

К.Т.: То есть не нужно два дня чесать репу, потом говорить, что без помощника не обойтись. Сразу всё понятно.

В.П.: Мерседесы, Скании, Вольво. Какая-то форсунка, какие-то насосы.

К.Т.: Полмашины разобрать надо.

В.П.: Дело не в полмашине. Дело в том, что там деталька может на ладошке уместиться. Но ждать её придётся две недели. И эта техника не работает. Наша техника позволяет любую замену того или иного агрегата произвести в короткие сроки, то есть машину выпустят на линию. Поэтому сегодня регионы Российской Федерации, например, в Московской области грейдерную технику будут пытаться заказываться у нас в 2016 году, там большой объём. Потому что грейдера в нашем предприятии… правда, оно сегодня в такой тяжёлой экономической ситуации, но путём формирования пакета заказов мы надеемся, что это предприятие выйдет на должный уровень, и даже благодаря Московской области, у которой огромная потребность в этом есть. Город Москва, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Пензенская область, Оренбургская область. То есть заказы уже есть, они формируются. Ещё раз повторяю, Азербайджан и, надеюсь, что Иран тоже будет в числе заказов.

К.Т.: Хорошо, коммуналити. Ещё что?

В.П.: Если говорить в целом, наша основа – это всё-таки аграрное направление. И возможности Орловской области колоссальны. Мы называемся Нечерноземье – у нас чернозём. У нас очень хорошие результаты по урожайности. В этом году они несколько хуже, чем в 2014 году…

К.Т.: Погода такая.

В.П.: Засуха была. Но они ничуть не хуже, чем в 2013 году. Если у нас в прошлом году был рекордный урожай, 3 млн 130 тыс. тонн, то в этом году 2 млн 850 тыс. тонн. Возможности Орловской области по её климатическим условиям таковы, что у нас фактически очень многие культуры растут. Сегодня мы ставим вопрос о серьёзном развитии животноводства. То есть по молочному производству.

К.Т.: Но это не один год. Это длинный расчёт.

В.П.: Это не один год. Это долгая история. Но мы очень долго этими вопросами не занимались. Давайте говорить откровенно. Потому что мы привыкли, что на полках магазинов Москвы есть всё. Только если мы этот товар берём, он не отечественный, он в основном был импортный. Сегодня у нас есть возможность, имея свою мощнейшую минерально-сырьевую базу, кормовую базу, свой товар выставить на полках. Тем более, что товары наших сельхозпроизводителей абсолютно спокойно с этой задачей могут справиться.

К.Т.: Свой товар тоже же под ногами не валяется. То же животноводство, чтобы всё это сформировать – это 5-7 лет. Есть ли деньги у ваших аграриев, и есть ли инвестиции, которые могут им помочь развернуться, пока существует благоприятная конъюнктура?

В.П.: Смотрите, что касается инвестиций и вообще сельского хозяйства, государство на федеральном уровне провело огромную работу по поддержке сельского хозяйства. Это подчёркивает и президент. Сейчас у него было послание Федеральному собранию. Он отдельно отметил это направление, потому что сегодня сельское хозяйство Российской Федерации выходит на должный уровень. То есть та поддержка, которая была оказана товарам и сельхозпроизводителям, и президент сказал - мы и в дальнейшем её будем оказывать, она позволяет сегодня серьёзно представлять Российскую Федерацию на сельхозрынке. Поэтому и Орловская область не является исключением.

Если брать, предположим, компанию "Мираторг", учитывая нашу кормовую базу, сегодня компанию "Мираторг" в Орловской области в Должанском районе размещает поголовье крупного рогатого скота, наверное, самое большое поголовье, которое есть в целом в Российской Федерации. Учитывая нашу кормовую базу, потому что у нас очень хорошие корма для крупного рогатого скота. Возможно, они будут рассматривать вопрос уходить и в молочное производство, опять-таки, благодаря кормовой базе.

Если брать СГЦ "Знаменское", селекционно-генетический центр, поголовье свиней 340 000. В ближайшее время мы откроем предприятие по производству ветчины. То есть это всё благодаря тому, что есть огромная государственная поддержка в вопросах сельского хозяйства, как на федеральном уровне, так и на региональном уровне.

К.Т.: Я как раз про это и хотел спросить, потому что у нас часто на федеральном уровне обещают золотые горы и реки, полные вина. Потом, когда это всё доходит до простого фермера, он понимает, что он в жизни не соберёт столько бумажек, чтобы на уровне своего региона получить хоть что-то, что ему причитается. Как у вас с этим?

В.П.: У нас с этим очень хорошо.

К.Т.: То есть нужно быть племянником губернатора?

В.П.: Не надо быть никаким племянником. Поверьте, до меня ещё выстроилась эта система. Она просто отлаживается и работает более чётко. Смотрите, мы в этом году являемся лидером по доведению федеральных и региональных средств до сельхозпроизводителей. Это объективно даёт свои результаты. Если мы раньше…

К.Т.: Вы сказали очень любопытную вещь. Мы являемся лидером по доведению федеральных средств. То есть я так понимаю, что это непростой процесс. Как выделили деньги, а довести их непросто. А почему? В чём тут…

В.П.: Потому что есть федеральная часть и региональная часть, софинансирование. И если вы не закладываете нужное софинансирование в своём региональном бюджете…

К.Т.: То федералы забирают обратно?

В.П.: Нет, не забирают. Вы просто в этом объёме не попадёте в федеральную программу. Поэтому для того, чтобы поддержать сельское хозяйство, надо внутри своего регионального бюджета закладывать серьёзные деньги. И когда федералы видят, что к вопросам сельского хозяйства в регионе относятся не по остаточному признаку, а это направление идёт доминирующее, тогда и федеральный центр в лице Минсельхоза обращает на этот регион внимание и выделяет очень приличные деньги. Что у нас на сегодняшний день и происходит. Мы в 2015 году благодаря депутатскому корпусу, у нас были споры, мы сначала не сразу заложили много, потому что не понимали доходную часть, риски были очень высокие. В течение года мы неоднократно пересматривали параметры бюджета по доходу и добавляли деньги на сельское хозяйство именно по вопросам софинансирования. В результате чего и вышли в лидеры регионов, которые достаточно серьёзные деньги отдали своему сельхозпроизводителю.

К.Т.: А деньги у вас берутся откуда? Сейчас очень много говорят и пишут о том, что регионы в долгах, как в шелках. Долги областей и краёв колоссальные, иногда и 100% достигают. У вас какая ситуация?

В.П.: У нас тоже достаточно серьёзная закредитованность. Она есть. Потому что сегодня у регионов много полномочий, которые нужно выполнять, и полномочия прежде всего социальной направленности. Мы это в бюджете закладываем. И сегодня без заимствований регионам сложно обойтись. Мы не являемся исключением тому. Другое дело, что я считаю, что, наверное, у нас в ближайшее время всё-таки будет пересмотрено некое отношение по банковской системе, по поддержке сельхозпроизводителей, промышленников. И нам нужно, на мой взгляд, по возможности в кратчайшие сроки в 2016 году пересматривать кредитные ставки для сельхозпроизводителей и промышленности. В противном случае…

К.Т.: Их уже нельзя не пересматривать. У нас не останется ни сельхозпроизводителей, ни промышленности.

В.П.: Мы просто спугнём рынок. Мы заберём сегодня ту надежду, которая появилась у нашего производителя. Сегодня возможность дать внутри страны деньги для её развития. И эти деньги надо давать именно у себя в стране, в регионах, которые показывают хорошие результаты, у которых хорошие наработки, хорошие проекты.

К.Т.: А это можно решить на уровне региона, или это всё-таки нужно, чтобы центральная власть какие-то предприняла шаги?

В.П.: Вы знаете, уже такие сигналы со всех регионов страны идут. Потому что, так или иначе… Я ещё раз повторяю, всё познаётся в сравнении. Мы видим общую картину. То есть ту финансовую модель, которая у нас формируется на территориях, исходя из этой финансовой модели, мы и делаем свои предложения. И в 100% случаев у регионов в этом отношении идеи совпадают, что кредитная политика должна быть изменена для реального сектора экономики. Не для банков, а для реального сектора экономики. И если идёт докапитализация банковской системе, то докапитализация банковской системы, на мой взгляд, должна проходить через региональный уровень.

К.Т.: Вопрос, ответ на который будет интересно послушать всем, прикинуть, сравнить со своим уровнем жизни – как живут в Орловской области? Что считается хорошей зарплатой, какая пенсия, какая работа считается престижной, насколько легко найти работу? Как живёт житель Орловской области? Как он себя чувствует?

В.П.: Вы знаете, Орловская область – не избалованный регион по уровню зарплаты. То есть хорошая заработная плата – это в районе 20 000 рублей. Это уже хорошая заработная плата. И я здесь не буду ни в коем случае обманывать, потому что вы это всё показываете…

К.Т.: Мы это показываем. Причём, очень часто мы берём данные из открытых источников и даём среднюю заработную плату, после чего нам в прямой эфир звонят и пишут совершенно возмущённые телезрители и говорят: ну что же вы говорите такую ерунду? Вы пишете: у нас средняя зарплата 30 000. У нас на 18 не устроишься. Как у вас именно не средняя, а такая более-менее реальная?

В.П.: Объективно более-менее реальная по заработной плате, если взять в среднем – от 16 до 22 тысяч рублей. Вот где-то здесь она варьирует.

К.Т.: Всё, что выше, это считается хорошо?

В.П.: Всё, что выше, получается да, более высокая заработная плата. Если брать всё. Потому что заработная плата – это общая проблема по работникам медицины, образования, культуры. На эту категорию нужно обратить особое внимание на федеральном уровне, потому что сегодня методика выплаты денежного довольствия, заработных плат, я считаю, что её нужно тоже пересматривать именно на федеральном уровне, потому что, положив это на плечи регионов…

К.Т.: Это же идёт как средняя от региона, врачи и учителя?

В.П.: Если в целом по стране смотреть, в регионах разные заработные платы. Есть регионы, в которых заработная плата у врачей доходит до 180 тысяч рублей, если возьмём Камчатку, Чукотку и так далее.

К.Т.: И главных врачей особенно.

В.П.: Потом, если возьмём заработную плату главного врача и санитара, то сложив их две зарплаты и разделив пополам, понимаете, оба будут более чем обеспеченные люди. Картина на самом деле другая.

К.Т.: Да, потому что нам сколько приходит сообщений: вот, работаю санитаркой – 5000 рублей. Как быть? Что ответить, не знаем. Сидим, как дураки, в студии.

В.П.: Есть и такие случаи. Я же по регионам езжу, заезжаю в поликлиники, в больницы. Я разговариваю с этим медперсоналом. Просто подхожу и спрашиваю: какая зарплата? – 7000 рублей. Есть такие зарплаты.

К.Т.: Хорошо. А какие у вас расценки на ЖКХ? Потому что не новое наблюдение, что, например, в больших городах, где и зарплаты повыше, устроиться попроще всё-таки, просто за счёт того, что это большой город, зачастую люди за квартиру платят меньше, чем в городах небольших. Насколько сопоставимы вообще расходы на ЖКХ, без которых нельзя. Мы обязано это заплатить, иначе нам отключат свет, заткнут канализацию и так далее. Насколько это всё сопоставимо с реальными теми же самыми маленькими зарплатами, про которые мы говорим? Как народ вообще выкручивается?

В.П.: Благодаря нашему географическому расположению, климатическим условиям такой напряжённости, как в других более северных субъектах, у них там ситуация по вопросу жилищно-коммунального хозяйства стоит более острая. У нас эта ситуация не доминирует. По вопросам то, что беспокоит прежде всего граждан, ЖКХ в Орловской области не идёт на первом месте, как в других субъектах. Уровень оплат за жилищно-коммунальную услугу достаточно усреднённый по России. У нас неплохо проходят отопительные сезоны. Редко происходят крупные аварии. Если честно, я хочу вам сказать, что с 2013 по 2014, с 2014 по 2015 в отопительные сезоны ни одной крупной аварии не было.

То есть, несмотря на то, что, знаете, говорят – износ сетей 80%, есть такая фраза, вы, наверное, это слышите…

К.Т.: Ещё говорят, что мы доедаем последнюю советскую инфраструктуру. И когда она окончательно "гакнется", тут нам мало не покажется.

В.П.: Смотрите, давайте с вами говорить, я вопросами ЖКХ занимаюсь профессионально и очень давно. И был в комитете жилищно-коммунального хозяйства Государственной Думы Российской Федерации VI созыва. Есть такая фраза – износ сетей 80%. Вы можете себе представить, чтобы на 80% в трубе дыры?

К.Т.: Нет, естественно.

В.П.: Что такое? Это временные интервалы, при которых эта сеть, эта труба должна была бы быть в эксплуатации. Поэтому если брать временной график, и получается 80%. Но реально…

К.Т.: Это не значит, что 80% трубы состоит из дырок.

В.П.: Конечно.

К.Т.: Но это означает, что она всё с большей вероятностью может из трубы превратиться в решето.

В.П.: Просто надо делать программы. У нас есть такое 261-е постановление по энергосбережению. Мы занимаемся энергосбережением путём того, что демонтируем кровлю домов, меняем окна в подъездах, что-то ещё дополнительное делаем, обновляем швы, пропитываем их, прокладываем новые. Всё это, конечно, здорово. Но нам нужно сетями заниматься, прежде всего. Потому что вы можете сделать всё в доме, что из него никакое тепло не уйдёт или максимально сделаете, но если труба, по которой это тепло доставляется, она сочится, то о каком энергосбережении может идти речь? Так вот, у нас в регионе мы, отдавая сети в аренду крупным компаниям, прежде всего у нас "Газпром" сегодня является арендатором сетей, как и имущественного комплекса по выработке и поставке тепла, вкладывает серьёзные деньги в модернизацию этих сетей. Поэтому и не происходит каких-то серьёзных сбоев. Если говорить совсем откровенно, я серьёзным ни один бы не назвал.

К.Т.: Но когда мы начали с вами говорить о ЖКХ, вы говорите, что у вас приятное исключение из всей страны. ЖКХ для ваших граждан не является главной проблемой и главной болью. А что тогда является?

В.П.: Дороги.

К.Т.: Дороги.

В.П.: Дороги сегодня выходят на первый план, несмотря на то, что мы увеличиваем бюджет по ремонту, содержанию дорог, всё равно дороги доминируют. Всё равно они доминируют. Особенно сельские направления. Если брать региональный центр, город Орёл, город Мценск, Болхов, Ливны… в этом году мы вложили в Болхов около 45 млн рублей. Таких объёмов не было. Если брать второй город по крупности после Орла – Ливны, вы представьте себе, бюджет на дорожное хозяйство этого города в 2014 году был 5 млн рублей, в 2015 – 65 млн рублей. Это же разные цифры. Огромная разница. Поэтому в этих крупных городах мы сегодня с дорогами наводим порядок, как и в самом городе Орле, в региональной столице. Но этих денег недостаточно, потому что ещё существуют и дороги сельские, которые эксплуатируются. И исходя из этого, у нас много сельского населения. Соответственно, жалобы и идут со стороны граждан, что и формирует основную долю недовольства.

К.Т.: Да, когда весной и осенью часть населённых пунктов просто отрезаны вообще от всего.

В.П.: Да, поэтому, несмотря на сложность бюджета, несмотря на то, что доходные части бюджета сегодня формируются непросто, мы в 2016 году ещё больше денег закладываем на дорожное хозяйство, потому что без дорог экономики быть не может.

К.Т.: Конечно. Никто не будет строить завод там, куда нельзя подвезти то, из чего делать, откуда нельзя вывезти продукцию, куда нельзя подъехать людям, которые там должны работать и так далее.

В.П.: Конечно. Я долгое время жил и работал в Ленинградской области. Вы знаете такие крупные заводы, как "Форд". "Форд Фокус" – в Москве их более чем достаточно ездит. С чего начинали те, которые приходили с серьёзными инвестициями. Как ни парадоксально для нас, с дорог. Они сначала строят дороги. И нам нужно эту практику на себя применять и этой практикой надо пользоваться. Нам нужно хорошо восстановить дороги и дальше их строить, ремонтировать и так далее, и так далее. Я очень благодарен нашему министерству транспорта, Росавтодору, потому что мы получаем очень серьёзные деньги по этому направлению в части и федеральных дорог, и сегодня заметно отличаются дороги, подъезжая к Орловской области, пожалуйста, я вас приглашаю, приедете, посмотрите, вы увидите разницу. То есть дороги у нас очень качественные.

К.Т.: Вообще, вы знаете, очень интересно ездить по Россию на автомобиле. И межевой стык областей, и сразу чувствует подход просто по дороге сразу. Вы хотите сказать, что ваши границы приятно пересекать, когда едешь внутрь?

В.П.: Я думаю, да, я думаю, вы почувствуете эту разницу. Просто в этом уверен. Я не буду никого обижать, но сегодня мы…

К.Т.: Мы не будем называть, кто вокруг соседи. Каждый может посмотреть на карте.

В.П.: Мы сегодня дорогам уделяем очень много внимания.

К.Т.: Вадим Владимирович, последний вопрос, буквально минута у нас: вы выиграли выборы с рекордным количеством голосом – 89% при высокой явке, что для нашей страны крайне необычно, особенно на губернаторских выборах. Год прошёл. Чувствуете эту поддержку какую-то до сих пор, или наоборот она изменилась? Что люди, как отношение? Опять же, с чего начали, время тяжёлое. Насколько народ готов затянуть пояса, дождаться лучших времён или проявить недовольство? Как такой общественный барометр?

В.П.: Скажу вам объективно: эту поддержку я чувствую со стороны населения, потому что я абсолютно открытый человек, я абсолютно спокойно хожу к людям, я спокойно хожу по магазинам, я спокойно с ними общаюсь. И когда ко мне подходят люди, задают вопросы, 26 февраля будет 2 года, как я в Орловской области. Ещё ни один не пришёл, не сказал: "Что ты здесь делаешь? Лучше уезжай". Ни разу такого ещё не было, потому что в общении я абсолютно доступный человек. И я знаю, что сложно, знаю, что непросто. Знаю, что мне выдали кредит доверия. Вот этот кредит доверия нужно уметь грамотно использовать и его надо возвращать с процентами, потому что то доверие, которое оказало мне население при максимальной явке и с таким процентом, надо реально ответить за те обещания, которые я давал во время избирательной кампании, потому что я вместе с жителями Орловщины писал программу развития Орловщины 2014-2024, и каждый житель Орловщины имел возможность в этом принимать участие. И без этой поддержки, которую сегодня мне население Орловской области оказывает, мне было бы крайне сложно и крайне тяжело. Но из этого общения, из количества жалоб можно сделать вывод, что люди поддерживают меня.

К.Т.: Спасибо вам большое, спасибо, что нашли время заехать в нашу студию. Губернатор Орловской области Вадим Потомский был нашим гостем. Это была программа "Де-факто". Увидимся. 

нет комментариев
Выпуски программы

Сергей Ениколопов: Чем больше мы будем слушать своих близких, тем легче им будет пережить жизненные сложности

Скоро на отр
Рекомендуем посмотреть